ООО «Центр инноваций социальной сферы»
г. Пенза, ул. Окружная, 3 Бизнес-инкубатор "Татлин", оф. 102
CISS58@MAIL.RU, +7(8412)45-84-77

Мы в соцсетях:

СМИ о нас
19.11.2014

Сергей Голубев: Социальное предпринимательство меняет регионы

http://www.penza-press.ru/lenta-novostey/67968/sergej-golubev-socialnoe-predprinimatelstvo-menyaet-r...

Презентация школы социального предпринимательства прошла на базе бизнес-инкубатора «Татлин». Проект, реализуемый пензенским «Центром инноваций социальной сферы» (ЦИСС), направлен на подготовку социальных предпринимателей. Среди участников проекта — несколько десятков человек, у многих из которых есть свои бизнес-идеи. Среди них есть проекты помощи мигрантам в освоении русского языка, трудоустройства людей с умственной недостаточностью, проведению интеллектуальных игр и другие.

Корреспондент ИА «Пенза-Пресс» побеседовал с генеральным директором «Фонда социальных инвестиций» Сергеем Голубевым, который присутствовал на открытии школы, и узнал, как меняется инфраструктура региона, когда в нем появляются подобные проекты.

— Сколько в России создано подобных школ?

— Первая школа была запущена в 2011 году в Омске, вторая — в Иркутске, но она действует в урезанном виде. Еще одна открыта в Ханты-Мансийске. Так что получается, в Пензе открыта третья в России полноценная школа социального предпринимательства. Отдельные элементы школ запущены на базе ЦИССов в других городах, но, на мой взгляд, целесообразнее все-таки выдерживать методологию. Думаю, что в течении 2015 года все Центры инноваций социальной сферы откроют свои школы соцпредпринимательства.

— Преобразуют ли проекты выпускников этих школ социальную инфраструктуру в регионе?

—  Мало того, что меняется социальная инфраструктура, это серьезно позиционирует территорию. К примеру, Омская область сейчас считается одним из лидеров социальных инноваций, хотя три года назад ни о каком позиционировании никто не задумывался.

Инфраструктурные изменения происходят, потому что появляется много сервисов для социально уязвимых слоев населения. Это логопедические, образовательные и другие услуги, открываются детские сады, дома для престарелых. Когда все это начинает появляться в массовом порядке, социальное пространство, конечно, перепозиционируется.

— Проекты социального бизнеса в Омске и Ханты-Мансийске похожи между собой? Или они учитывают особенности территории?

— Социальные предприниматели работают с целевыми аудиториями, а проблемы целевой аудитории, по большому счету, везде одинаковы. Что делает социальный предприниматель: он настраивает стейкхолдеров (группы и индивидуумы, на которые влияет бизнес, и от которых они зависят — прим. авт.) на то, чтобы максимально интегрировать их в нормальную жизнь. То есть люди те же, институты те же, что в России, что во всем мире. И специфика территории в основном состоит в коммуникации со стейкхолдерами.

По сути все проекты социального предпринимательства тиражируемы. Но в этом мы видим пока проблему, потому что наши соцпредприниматели доходят до определенного уровня и на нем как бы застревают. Происходит это по понятным причинам — они не хотят выходить за пределы своего субъекта РФ, потому что боятся потерять качество услуги.

— В странах Запада ситуация в этом плане отличается от российской?

— Она отличается именно в масштабе. Она отличается в «окаянстве» людей — на Западе они подинамичнее, порисковее. Наши отличаются этим в меньшей степени, может быть потому, что наша социальная сфера всегда являлась зоной ответственности государства.

Поделиться в соцсетях: 


Возврат к списку

Наши партнеры